budetlyanin108

Categories:

“Пандемия COVID-19: год спустя”: чем лечат коронавирус год спустя

В США вышла статья, в которой журналист Виктория Авербух разбиралась с двумя интервьюируемыми, что мы имеем через год для противодействия пандемии вызванной коронавирусом SARS-CoV-2. Биохимик и научный обозреватель с одной стороны и врач, доцент из США с другой. В чем сходства и различия? На эти вопросы попытались ответить Вениамин Зайцев и Татьяна Мельник.

Врачи во всем мире отчаянно пытаются найти лекарства против COVID-19, но и год спустя в протоколе лечения нет каких-либо серьезных изменений.

Чем лечат COVID-19: официально

Доцент кафедры медицины Миннесотского университета Таня МЕЛЬНИК рассказала о том, какие препараты есть в рекомендованном списке Национального института здравоохранения (NIH) и какие получили разрешение на экстренное использование (EUA) Управления по контролю за качеством пищевых продуктов и медикаментов (FDA).

– К сожалению, у нас по-прежнему не так много лекарств с доказанной эффективностью. Одновременно ведется множество различных испытаний, и есть надежда, что появятся новые одобренные препараты. Самое эффективное из того, что есть для амбулаторных пациентов, это моноклональные антитела. Коктейли из двух антител, Бамланивимаб/Этесевимаб и Kасиривимаб/Имдевимаб получили EUA и применяются весьма успешно. В клинических испытаниях лечение коктейлем антител показало снижение риска тяжелого течения болезни и госпитализации на 70%. Препараты рекомендованы детям и взрослым пациентам высокого риска, с такими заболеваниями, как диабет, сердечные и почечные заболевания, ожирение, астма. Одним из показаний является пожилой возраст.

Моноклональные антитела вводятся внутривенно. Это одноразовая доза, введение препарата занимает около часа. Инфузии делаются в специально оборудованных центрах при госпиталях, но в определенных случаях медсестры приезжают к пациентам на дом.

Это лечение дорогое, но оно покрывается страховкой. Если у вас нет страховки, то его оплачивает федеральная программа, вам это ничего не будет стоить.

Но назначают этот коктейль, к сожалению, недостаточно часто. Во-первых, основная сложность связана с тем, что его надо применять в течение первых 10 дней после появления симптомов. Многие пациенты далеко не сразу идут тестироваться, поэтому время может быть упущено. Во-вторых, низкая осведомленность среди врачей. Не все знают о таком лечении или не в курсе, как на него направить пациента.

Что же касается других часто назначаемых амбулаторно препаратов – жаропонижающие, сироп от кашля – это все симптоматическое лечение, которое не направлено конкретно против COVID-19. Сейчас идут исследования по бромгексину, и предварительные результаты пока обнадеживающие. Еще от кашля можно принимать по чайной ложке меда (тем, у кого нет аллергии, и детям старше года). В целом польза от большинства растительных добавок не исследована, достоверной доказательной базы нет. Так же и с витаминами. Известно, что у людей с недостатком витамина D3 наблюдается высокий риск госпитализации и тяжелого течения болезни. В настоящий момент витамин Д не может быть рекомендован в качестве лечения ковида ввиду недостаточной информации о его влиянии на течение болезни. В то же время дефицит витамина Д – частая и легко корректируемая проблема, с которой поможет разобраться ваш лечащий врач.

Антибиотики (азитромицин или доксициклин) не влияют на течение вирусных инфекций. Они могут быть назначены при подозрении на бактериальную пневмонию. Но в качестве противовирусного или профилактического метода лечения их применение необоснованно и связано с риском роста устойчивых к антибиотикам бактерий.

Что же касается госпитализированных пациентов, то на данный момент NIH уверенно рекомендует только кортикостероиды (дексаметазон, метилпреднизолон или преднизон) и антикоагулянты. В некоторых случаях кортикостероиды назначают вместе с иммунодепрессантом тоцилизумабом или антивирусным ремдесивиром. Но это, обращаю внимание, только для госпитализированных больных. Тем, кто лечатся дома, такие лекарства не показаны и потенциально опасны.

Ремдесивир сам по себе, к сожалению, оказался не настолько эффективным, как хотелось бы. NIH и IDSA (Infectious Disease Society of America) рекомендуют применять его только для пациентов, которым необходима кислородная поддержка, на основании нескольких клинических испытаний и с низкой или средней уверенностью. Использование ремдесивира для лечения ковида не рекомендовано ВОЗ вне клиничских испытаний.

Что же касается гидроксихлорохина и ивермектина, то на данный момент они не одобрены против COVID-19, и NIH рекомендует назначать их только в рамках клинических испытаний. Я считаю, что эти препараты заслуживают отдельных, независимых от чего бы то ни было испытаний. Поверьте, врачи не меньше пациентов заинтересованы в том, чтобы наконец-то появились хорошие лекарства.

********

Сейчас интересно сравнить, чем пытались лечить коронавирус в апреле прошлого года. Прочитать об этом можно тут.

Чем лечат COVID-19: неофициально

«Сова приложила ухо к груди Буратино.

– Пациент скорее мертв, чем жив, – прошептала она и отвернула голову назад на сто восемьдесят градусов.

Жаба долго мяла влажной лапой Буратино. Раздумывая, глядела выпученными глазами в разные стороны. Прошлепала большим ртом:

– Пациент скорее жив, чем мертв…

Народный лекарь Богомол сухими, как травинки, руками начал дотрагиваться до Буратино.- Одно из двух, – прошелестел он, – или пациент жив, или он умер. Если он жив – он останется жив или он не останется жив. Если он мертв – его можно оживить или нельзя оживить».

Именно так, к сожалению, сейчас лечат пациентов с COVID-19 во многих странах: отправляют домой с жаропонижающим в ожидании развития ситуации. Либо состояние больного улучшится, либо ухудшится, иного не дано. А врачей и экспертов, которые настаивают на необходимости своевременного раннего лечения, подвергают насмешкам и обструкции. Мы решили восстановить справедливость и предоставили слово биохимику, известному русскоязычному научному обозревателю Вениамину ЗАЙЦЕВУ.

– Новый вирус – SARS-CoV-2 – самый агрессивный из всех известных коронавирусов в плане контагиозности, но он все тот же респираторный вирус. Уже описаны механизмы заражения и репликации в дыхательных путях, а также его дальнейшее воздействие на организм. Но во многих странах чиновники от медицины с упорством отвергают раннее лечение. Власти пошли странным путем, объявив людям: если вы почувствовали симптомы, то сидите дома и пейте жаропонижающее. При том, что смертность от ковида выше, чем у гриппа, и тем решительнее должна применяться ранняя терапия и профилактика!

Уже к февралю 2020 года Китай сообщил об успехе многочисленных клинических испытаний по лечению пациентов с COVID-19 хлорохином (CQ) и гидроксихлорохином (HCQ). Чуть позже известный французский профессор Дидье Рауль в своей клинике в Марселе стал применять комбинацию HCQ + азитромицин. Он опубликовал небольшое клиническое исследование, в котором был показан терапевтический эффект.

Но потом произошло историческое событие. Во время пресс-брифинга Целевой группы по коронавирусу 19 марта президент Трамп впервые упомянул, что HCQ «может изменить правила игры» в борьбе с COVID-19. Я не хочу касаться вопросов политики, но то, что произошло потом, иначе как политическими играми не назовешь. Разгорелся настоящий скандал в старейшем медицинском журнале Lancet, который окрестили «Ланцетогейтом». Там был опубликован мошеннический анализ об опасности HCQ. Когда статью отозвали и Lancet извинился за публикацию, было уже поздно – текст разошелся по всем основным СМИ, и его до сих пор цитируют в различных изданиях.

При этом на сегодняшний день вышло 267 исследований по HCQ. Определено, что он неэффективен при очень позднем применении с высокими дозировками в течение длительного периода, но гораздо более эффективен при раннем применении (первые 5 дней от начала симптомов) и правильно подобранной дозировке. Также его надо принимать с цинком, который оказывает сильное ингибирующее действие на репликацию вируса путем подавления белка-протеазы.

Но как бы то ни было, под давлением политиков, чиновников и прочих «интересантов», HCQ мы пока потеряли для ранней терапии. Это дешевый препарат, на нем нельзя заработать. При этом тот же дорогущий Ремдесивир по-прежнему рекомендован FDA и его продолжают продавать в 50 стран мира, хотя даже ВОЗ признала неспособность этого препарата сократить смертность. Вот вам и ответ, почему дешевые лекарства не одобрены.

Обычно исследования оплачивает фармкомпания, которая двигает на рынок свой препарат и хочет на нем заработать; получается, что мы все – заложники интересов производителей.

Такая же участь, я уверен, ожидает и ивермектин. Прекрасный препарат, с такой же долгой историей применения, как и HCQ. Ученый, открывший ивермектин, получил за него Нобелевскую премию. Более чем за 30 лет выписано почти 4 миллиарда доз, пролечены сотни миллионов человек – все это говорит о высокой безопасности препарата. Известно, что этот антипаразитарный препарат блокирует проникновение вируса в клетки. На сегодняшний день проведено 70 исследований с участием 15,5 тысячи человек; в 46 из них сравнивались результаты экспериментальных и контрольных групп. Во всех 46 исследованиях сообщается о положительном эффекте препарата. В качестве профилактического средства его эффективность составляет 89%, при раннем лечении – 79%.

Как пример хочу привести Индию. Там, несмотря на плотность населения и высокую бедность, а также недоступность медицины, наблюдается значительное снижение смертности. Индийские власти в какой-то момент не стали прислушиваться к рекомендациям ВОЗ или иностранных регуляторов, которые отрицают раннюю терапию, а ввели профилактическую терапию и принципы раннего лечения. Там начали выпускать наборы Ziverdo, где в одном блистере есть три препарата – ивермектин, цинк и доксициклин. Но в развитых странах ставку сделали только на вакцины. Я не против вакцин, они спасли человечество от многих тяжелых заболеваний. Но мы просто не можем провести одновременную масштабную вакцинацию во всем мире.

Что еще улучшает клиническую картину. Это витамин D3, цинк, бромгексин, лоратидин, фамотидин, кверцетин + бромелайн, спиронолактон, старый добрый аспирин, витамин С. Оказалось, что мелатонин, известный регулятор циркадных ритмов, обладает противовирусной активностью. Все это недорогие лекарства и добавки, их можно комбинировать в зависимости от течения болезни и симптоматики. Помните, что все лекарства имеют противопоказания, и обязательно проконсультируйтесь со своим лечащим врачом. Выберите оптимальную для вас схему, исходя из индивидуальных особенностей и истории болезни.

Не так страшен вирус, главное – вовремя начать лечение. Первые 5 дней от начала симптомов – это золотое время, не упустите его! Не ждите, когда вам станет плохо и вы начнете испытывать трудности с дыханием. Найдите своего врача, с которым вы сможете откровенно обсудить все возможные препараты и схемы лечения.

Виктория Авербух

ссылка: https://americasroads.us/2021/03/21/%d1%81%d0%bf%d0%b5%d1%86%d0%bf%d1%80%d0%be%d0%b5%d0%ba%d1%82-%d0%bf%d0%b0%d0%bd%d0%b4%d0%b5%d0%bc%d0%b8%d1%8f-covid-19-%d0%b3%d0%be%d0%b4-%d1%81%d0%bf%d1%83%d1%81%d1%82%d1%8f-%d1%87%d0%b5%d0%bc/?fbclid=IwAR3a6h2Uxdx_L8YGFRiT1rNwcn3eEP1_UjYmvILxV545_DkAUuG3tNm6-tw

Опубликовано “В Новом Свете” 19 марта 2021 года


Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded